СЛЕДСТВЕННЫЙ ИЗОЛЯТОР № 5

Спешите делать добро!

18.01.2018  ФКУ СИЗО-5 УФСИН России по г.Санкт – Петербургу и Ленинградской области посетили помощник начальника УФСИН по г.Санкт – Петербургу и Ленинградской области по организации работы с верующими Белов Петр Юрьевич , а также представитель «Прихода Успения Пресвятой Девы Марии Римско – католической Церкви в Санкт - Петербурге» Пирогов Алексей Александрович, которые провели лекцию для осужденных, оставленных в учреждении для выполнения работ по хозяйственному обслуживанию на тему: «Доктор Федор Газа и его благочестивый подвиг милосердия». Лекции оказалась интересной  и очень познавательной.

Тюремный доктор Гааз: безумный филантроп и помощник осужденных. Этого человека, сделавшего целью своей жизни служение отверженным, уже при жизни народная молва окрестила «святым доктором». Федор Петрович оказывал врачебную помощь больным, увечным и престарелым арестантам, смог отменить кандалы для самых немощных и бритье половины головы для тех, кто не совершил уголовного преступления. По его требованию ввели освидетельствование здоровья арестантов, и больных оставляли подлечиться в тюремной больнице на 120 мест, которая была открыта по ходатайству Гааза. Многие обвиняли его в том, что он обращается с преступниками слишком мягко, но он лишь отмахивался и продолжал свое дело. Лишь когда умер покровитель доктора Гааза князь Голицын, враги вынудили Федора Петровича покинуть свою должность. А новый начальник тюремного комитета генерал Закревский назвал гаазовские кандалы «незаслуженными удобствами». Но отставка не могла остановить «святого доктора».

Опрашивая арестантов, Гааз понял, что многие из них несут наказание, не соответствующее степени их вины. И тут же предложил ввести при пересыльной тюрьме должность «справщика», который поможет осужденным бороться за свои права. И получив отказ, стал сам выполнять эту работу.

Федор Петрович открыл школу для детей арестантов и мастерские при тюрьмах, где можно было учиться ремеслу. Большинство его «проектов» не встречали поддержки у чиновников. Чтобы они могли осуществиться, он тайком добавлял свои деньги. Когда сократили на пятую часть тюремное продовольствие после неурожая, внес 11 тысяч рублей «от неизвестной благотворительной особы». Он продал и имение, и фабрику, в старости жил чрезвычайно скудно (хоронить его пришлось за казенный счет), но и не думал отказаться от своей «бе­зумной филантропии», как выражались чиновники.

Не менее удивительный случай произошел при посещении Николаем I московского тюремного замка. Царю показали старика, приговоренного к ссылке в Сибирь, которого доктор в течение долгого срока держал в Москве. «Что это значит?» – обратился император к Гаазу, видя явное нарушение закона. Вместо ответа Федор Петрович стал на колени. «Я не сержусь, Федор Петрович, встань!». «Не встану! – ответил Гааз. – Помилуйте старика, ему тяжко будет идти в Сибирь! Не встану, пока не помилуете». Государь подумал и согласился, прибавив: «На твоей совести».

26f150d2c7cebcc85f849fd1ea770b2b

9e04c227c1f6c8a79645748aa23dda39